Погода
Астана +7 °С
Алматы +14 °С
Курс валют
USD 421.58
EUR 496.83
RUB 5.53
CNY 62.20

Каких перемен ожидать в сельском хозяйстве Казахстана с приходом нового министра

21 Сентября 2021 19:00

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – Что кардинально будет меняться в вопросе развития сельского хозяйства в Казахстане с приходом нового руководства в Минсельхоз, ждать ли казахстанцам резкого повышения цен на мясо в зимний период, что необходимо делать для избежания дефицита поливной воды в будущем? На эти и другие вопросы ответил в ходе интервью на площадке МИА «Казинформ» советник министра сельского хозяйства РК Толеутай Рахимбеков.

- Толеутай Сатаевич, давайте начнем с кадровых перестановок. С приходом нового руководства в ведомство какие перемены произойдут в аграрном секторе?

- Глава государства в своем Послании 1 сентября обозначил все сложные проблемные вопросы в аграрном секторе и поставил соответствующие цели и задачи перед Министерством сельского хозяйства. Поэтому, я думаю, что решение этих задач будет на постоянном контроле руководства нашего ведомства. В частности, в этом году из-за засушливого сезона выявились проблемы в животноводстве. От чего это произошло? Да, против сил природы человечество бессильно, но в этом направлении была возможность использования более эффективных методов работы. К примеру, лет 7-8 назад было заявлено о планах по доведению до 60 тысяч тонн экспорта мяса КРС в Россию. Для этих целей планировался импорт скота из США, Уругвая, Чили. Тогда я как специалист не раз высказывался по этому вопросу. Мы отмечали, что для этого необходимо решить два-три назревших проблемных вопроса. В этом направлении необходимо было решить вопросы заготовки кормов для скота, ветеринарии и подготовки кадров. Не решив эти вопросы, нельзя было этого делать. Вот как доказательство этому, в этом году мы столкнулись с такими проблемами. Почему наше животноводство столкнулось с такими проблемами? Потому что вопросами кормопроизводства никто не занимался. К примеру, в 1991 году в Казахстане насчитывалось 9,5 млн голов КРС. Для этого скота у нас имелось 11,5 млн гектар культур для производства кормов. Сейчас количество КРС мы довели до 7 млн голов, а посевы культур под корма составляет 3 млн гектар. Вот здесь наглядно виден дефицит. Кроме того, никто не занимался вопросам пастбищ. В Послании Глава государства сделал особый акцент на этих вопросах.

Во-вторых, при занятии скотоводством особого внимания заслуживает вопрос развития ветеринарии. На сегодня эта система требует больших изменений.

В-третьих, подготовка кормов напрямую зависит от растениеводства. У нас не было диверсификации посевных площадей. На словах она вроде была, но на деле ничего не реализовывалось. В этой отрасли внимание было сфокусировано на диверсификации посевов зерновых, а вопросу подготовки кормов для животноводства никто внимания не уделял. Не ставились перед фермерами соответствующие требования.

Глава государства в Послании затронул многие проблемные вопросы ЛПХ (личных подсобных хозяйств). Сегодня часто поднимается проблема пастбищ в сельской местности. Сейчас дошло до того, что жители сел не держат скот. Это уму непостижимо . Раньше люди переезжали в аулы для того, чтобы разводить скотину. Сейчас же в некоторых аулах и селах почти половина людей не имеет скота. В этой связи, по поручению Президента, мы намерены разработать законопроект о ЛПХ и внести его на рассмотрение Парламента. Думаю, всеми этими вопросами и будет занято новое руководство.

- Вы отметили, что для полноценного развития животноводства необходимо заняться вопросами развития ветеринарии, что конкретно планируется для решения данного вопроса?

- В последнее время были поспешно начаты не до конца проработанные реформы. Это стало преградой для решения очень многих вопросов. Сейчас мы все эти вопросы обсуждаем со специалистами. В целом, вопросы дальнейшего развития будут указаны в концепции развития АПК. Здесь будет учтен вопрос демонополизации. В начале 21 века ветеринарная служба была передана в конкурентную среду, то есть частникам. После многие функции опять были возвращены государству. Конечно, есть особо-опасные болезни, контроль за ними, наверное, должен оставаться за государством. Но ведь есть и другие болезни, которые вполне могут лечить и частные ветеринары. Ведь сегодня частные врачи занимаются же лечением людей.

Второй вопрос – необходимость распределения полномочий между различными уровнями властей. Мы должны четко определить зону ответственности центральных и местных органов власти.

В-третьих, вопрос повышения заработной платы ветеринаров. Ведь молодой специалист, обучавшийся своей профессии четыре года, разве он пойдет на зарплату в 60 тысяч тенге в сельскую местность?

Также очень важен вопрос цифровизации в этой сфере.

- В этом году аграрный сектор, наверное, как никогда ощутил острый дефицит поливной воды. Эксперты отмечают, что в связи с глобальным потеплением ситуация будет только ухудшаться. Как эту проблему собираются решать в Казахстане?

- Эта проблема поднимается уже не первый год. В этом году она довольно сильно ощутилась. В 20 веке эксперты отмечали, что через 20-30 лет начнется остро ощущаться нехватка воды, а также необходимость подготовки к этому.

Во-вторых, этот вопрос зависит не только от Казахстана. Проблему дефицита поливной воды испытывают сегодня многие страны мира. Конечно, на сегодня довольно актуален вопрос применения водосберегающих технологий, расширения капельного орошения. Вопрос перехода от культур, требующих большого количества воды, к менее влагоемким культурам. У нас выращивают рис, сахарную свеклу, хлопок. Поэтому нам необходимо серьезно заняться вопросами диверсификации посевных площадей.

- Сейчас проходит уборочная кампания, каких результатов можно ожидать в этом сезоне?

-Спасибо, очень хороший вопрос, который, наверное, действительно на слуху у всех казахстанцев. В этом году для сельского хозяйства выдался очень непростой год. Вообще, его начало надо искать осенью прошлого года. Казахстанские условия таковы, что сельское хозяйство и особенно растениеводство очень сильно зависят от накопления влаги осенью. Мы же видели, к примеру, осенью практически очень мало было осадков. В конце ферваля-начале марта здесь в городе Нур-Султане было очень много снега и люди переживали, что как всегда начнется паводок. Но при таком количестве снега паводка практически не было. Почему? Потому что в земле не было влаги, весь растаявший снег ушел под землю. Наши условия говорят о том, что урожай зависит от накопления осенью влаги и в немалой степени от летних дождей. Они пришли где-то во второй половине июля - августе, но было уже поздновато. В этом году, в целом, по оценке специалистов Минсельхоза, ожидается урожай примерно 15-15,3 млн тонн зерновых. Но сразу хочу сказать, из-за этого рвать волосы, кричать, что будет какой-то недостаток зерновых или еще чего-то, не стоит, потому что из этих 15,3 млн тонн зерновых пшеницы будет 10,5 млн тонн, с учетом запаса прошлых лет, примерно 13-14 млн тонн пшеницы у нас будет. Внутреннее потребление пшеницы составляет 7,6 млн тонн, из них 3 млн тонн - это продовольствие, 1, 8 млн тонн – это семенной материал, 2 млн - фуражный и примерно 800 тысяч тонн необходимо на промышленную переработку. При всем этом у нас даже останется на экспорт примерно 5,5 – 6 млн тонн. То есть, переживать из-за того, что в этом году из-за низкого урожая будут какие-то проблемы с хлебом, не стоит. На сегодняшний день обмолочено более 14,5 млн гектаров, что превышает 90 % площадей. Минсельхоз ожидает, что уборка закончится где-то в начале октября.

Если говорить о регионах, то нужно особо выделить три северные области – Акмолинская, Костанайская, Северо-Казахстанская области. Здесь обмолочено более 90% площадей. В целом ожидается примерно 10 млн с лишним тонн урожая зерновых.

-А вот вы сказали пять с лишним тонн останется на экспорт и этого хватит. В целом каков на сегодня ежегодный объем экспорта?

- Да, этого вполне достаточно. Как я уже говорил, 7,6 млн тонн. В связи с пандемией определенные вопросы появляются. Но зерновые не относятся к этой категории, это прямое потребление. Есть вопросы по овощам и фруктам. Тем более у нас основной рынок сбыта сформировался – это южное направление, это традиционные наши соседи – Узбекистан, Таджикистан, Афганистан и так далее.

- Сегодня часто критикуется система субсидий. Сами аграрии отмечают, что помощь от государства не всегда доходит до конечного адресата. Что кардинально будет меняться в этом вопросе?

-Об этой проблеме в Министерстве сельского хозяйства знают и прорабатываются разные варианты. Надо сказать, когда говорят о сельском хозяйстве, о государственной поддержке, высказываются мнения, что ее недостаточно. Отметим, что государство в целом и Президент, Правительство, Премьер-Министр уделяют огромное внимание развитию сельского хозяйства. Достаточно сказать, что за последние 18 лет с 2003 года, это первый год трехлетия (программы) «Ауыл», когда была трехлетняя государственная программа, объем субсидий тогда составлял 3,5 млрд тенге. Примерно в 2018 году объемы субсидий достигли 350 млрд тенге, то есть рост составил в 100 раз. Но при этом эффективность использования этих субсидий, вы абсолютно правы, вызывает много вопросов. Во-первых, доступность для всех сельхозтоваропроизводителей – можно ли сказать, что мы ее достигли? Нет. Буквально считанные проценты получают доступ к этим субсидиям, удешевленным кредитам и так далее. Очень усложненные правила, очень много видов субсидий. Сегодня мы внимательно слушаем мнение самих фермеров. Допустим фермеры говорят: «А зачем нам субсидировать удобрения, пестициды и другие направления, мы же ведь прекрасно видим – как только начинаем субсидировать удобрения, вырастает цена на эти удобрения». Они говорят: «Лучше дайте нам дешевые деньги, мы сами знаем, что купить». Может основную часть субсидий направить на субсидирование ставки вознаграждения по кредитам банков, с тем, чтобы крестьяне получили кредиты под 2-4% годовых, как это делается во многих странах мира. Вот такими вопросами будем заниматься, эти вопросы будут отражены в концепции развития АПК до 2030 года, это стратегический документ. Вот сейчас Национальный проект как программный документ разработан и находится на согласовании госорганов, он рассчитан на пять лет, а концепция на 10 лет. И там как раз учитываются все эти моменты - это и глобальное изменение климата, и деградация почвы. Что для этого надо, какие сорта, какие породы, как должна меняться в этих условиях система государственной поддержки и вообще система государственного регулирования, все это будет учтено.

- Сегодня люди ждут скачка цен на мясо в зимний период, что вы можете сказать по этому поводу?

-Я не думаю, что прям так очень сильно подскочат (цены). Но то, что возможен рост, об этом и я писал, когда вот начинался падеж скота в Мангистауской, Кызылординской областях . Кстати, про падеж скота я отдельно скажу – ситуация не такая страшная, как расписывают некоторые любители хайпа, некоторые любители легкого авторитета, которые писали, что чуть ли не три миллиона голов скота погибнет в Казахстане и так далее. Еще в 2017 году при подготовке Карты кормозаготовки отмечалось, что дефицит кормовых культур имеется всегда из года в год в Мангистауской, Кызылординской, Туркестанской областях и в Семейском регионе Восточно-Казахстанской области. Об этом было известно всегда. В этих регионах, если люди хотели заниматься скотоводством, они должны были думать о кормах, о их дополнительном производстве. В Мангистауской области 28 тысяч голов КРС из 7 млн, как это может повлиять? Конечно, проблема есть. Текущий год, он очень сложный для сельского хозяйства, как для растениеводства, так и для животноводства. Да, я тоже предполагал, бескормица есть, да возможен падеж скота, но он не приведет к джуту. Возможно, люди, реагируя на ситуацию, пойдут на забой скота, то есть выбросят на рынок (мясо) и по закону рынка в первое время возможно падение цен, а потом, я еще раз говорю, я всегда об этом писал, возможен рост цен. Но не прям там в разы, в два раза, в пять раз и так далее. Я не думаю, что такой резкий рост будет.


Наверх