Погода
Астана 25 °С
Алматы 26 °С
Курс валют
USD 363.22
EUR 413.42
RUB 5.35
CNY 52.78

Первооткрывателю «Гусиного перелёта» в Павлодаре исполнилось 125 лет

5 Августа 2018 03:33 993

ПАВЛОДАР. КАЗИНФОРМ - Исполнилось 125 лет со дня рождения Юрия Орлова, первооткрывателя павлодарского местонахождения остатков гиппарионовой фауны на правом берегу Иртыша, названного единственным в мире расположенным в черте города и одним из крупных, а потому эталонным скоплением костей древних животных, передаёт корреспондент МИА «Казинформ».



«Юрий Александрович Орлов - один из таких палеонтологов, которые навсегда вписали свои имена в историю науки о древней жизни, и не будут забыты, во всяком случае, пока существует такая наука, как палеонтология. Павлодарцам он известен, в первую очередь как первооткрыватель местонахождения остатков гиппарионовой фауны на правом берегу Иртыша, но далеко не каждый знает, что жизненный путь Орлова - это долгий путь от обычного сельского мальчишки до почётного академика, именем которого назван Палеонтологический музей Москвы - один из крупнейших палеомузеев мира», - рассказал палеонтолог-любитель, выпускник павлодарского казахско-турецкого лицея для юношей, а ныне студент одного из словацких вузов Султан Камалдинов.

Юрий Александрович Орлов родился двенадцатого июня 1893 года в Симбирской губернии, в селе Томышево. В 1899 году скончалась его мама Вера Павловна. Муж её затосковал и вместе с двумя сыновьями (маленькому Юре было шесть лет, его брату - четыре) покинул родную Симбирскую губернию, взяв курс на север, в город Вельск. Там прошло сознательное детство Юрия.

«По рассказам отца, я так привык к лесу, что, выехав впервые за его пределы, в поле, я испугался и заплакал», - позднее вспоминал сам Орлов. Отец Юры часто путешествовал и всегда брал с собой сыновей.

Как говорил он сам, «год путешествий равен двум годам обучения в университете». В один из дней бывший лесник и его дети отправились на Северную Двину, где в то время проводились раскопки известного палеонтолога Владимира Прохоровича Амалицкого. Юрий Александрович и до этой поездки слышал о доисторических животных - у него была книга Гетчинсона «Вымершiя чудовища», которую он неоднократно перечитывал. Однако теперь ему предстояло увидеть всё своими глазами - увидеть, как останки «допотопных» животных находят и извлекают из мёртвой породы. Всё это произвело неизгладимое впечатление на Орлова, и день этот запомнился ему на всю жизнь.

«В юношеские годы интерес к доисторическим животным усилился, Орлов стал сам искать окаменелости, и это у него неплохо получалось. Он поставил себе цель - стать палеонтологом, и решил, во что бы то ни стало добиться этой самой цели, - пишет С. Камалдинов в своей статье «Он открыл «Гусиный перелёт». - Однако всё пошло не совсем так, как ему хотелось. С возрастом внутренний палеонтолог в Орлове задремал, и Юрий Александрович поступил в Анатомо-гистологический кабинет Санкт-Петербургского Университета».

Получив в основном зоологическое образование, Орлов десять лет преподавал гистологию и эмбриологию, написал несколько трудов по строению нервной системы беспозвоночных и получил несколько предложений на профессуру в медицинские институты. Казалось, что палеонтология умерла в сердце Юрия. Но профессором медицины Орлов так и не стал. Весной 1925 года Юрий Орлов побывал в гостях у профессора Павла Ивановича Преображенского, известного советского геолога, и разговорился с ним о палеонтологии, о древних животных и их раскопках, о полевой работе.

«Этот разговор заставил Орлова понять, что ему надоели мрачные стены академического института, надоели все эти, как он говорил, «банки, склянки и препараты». Ему хотелось на природу, тридцатиоднолетнего учёного влекло к изучению истории жизни по уцелевшим частичкам прошлого - окаменелостям, - рассказывает о нём С. Камалдинов. - Преображенский предложил ему потратить летний отпуск на поиски ископаемых позвоночных в Северном Казахстане и Западной Сибири. И Юрий Александрович, не раздумывая, согласился - терять было нечего».

Всю весну он готовился к поездке - изучал палеонтологические и геологические труды по Сибири и Казахстану, рассматривал геологические и физические карты Сибири, общался с геологами и палеонтологами. Орлов тогда не был ни геологом, ни палеонтологом и не имел никаких достижений в этой сфере наук, и поэтому в составе экспедиции он значился обычным рабочим.

«Экспедиция завершилась успехом. Было найдено огромное количество костей - неогенового и антропогенового периодов, такая удача окрылила Орлова и заставила его сделать выбор в пользу палеонтологии, - пишет в одной из своих публикаций Султан. - Он устроился в Палеонтологический институт Академии Наук СССР (ныне - ПИН РАН)».

Следующая его крупная экспедиция была направлена в Павлодар. Тогда, в 1929 году, это был небольшой уездный степной городок, ничем не примечательный и очень скромный. Целью экспедиции Орлова было найти останки ископаемых животных в Прииртышье, так как растения эпохи неогена здесь находили регулярно, а вот останков животных никогда и никому не попадалось. Тут и начинается история «Гусиного перелёта».

«Устроившись в гостинице, Юрий Александрович пошёл вдоль правого берега Иртыша вниз по течению, высматривая в охристых песках и розовых пятнистых глинах что-нибудь интересное. Он ещё не знал, что скоро будет открыто крупнейшее в мире местонахождение гиппарионовой фауны, и открыто не кем-нибудь, а им самим, - рассказывает Султан Камалдинов. - Дойдя до места, носившего в народе название «Разгуляй», или «Гусиный перелёт», он увидел белые куски костей млекопитающих и вскоре обнаружил кость, классифицировать которую смог без труда - это был зуб жирафы, самый настоящий! Посмотрев вдаль, палеонтолог увидел, что на протяжении двадцати метров берег сплошь усеян костями неогеновых животных».

Набрав полный рюкзак окаменелостей, Орлов снял с себя часть одежды, превратив её в мешки. Всё найденное он оставил в гостинице и отправился в столовую - там его ждал Павел Преображенский. В тот же день Орлов познакомил новоприбывшего друга со своими находками, и они решили разбить пробный раскоп на новом месте.

«Результаты были просто ошеломляющими - фантастически огромное количество останков животных так называемой гиппарионовой фауны было отправлено в Москву для точной классификации. Конечно, не обошлось без курьезов - когда помощник Преображенского, химик Николаев повёз находки в столицу, его остановили и стали требовать записку ветеринара, подтверждающую, что жирафы, гиппарионы и носороги погибли не от эпизоотии, свирепствовавшей в те годы, - с улыбкой повествует знаток биографии Юрия Орлова С. Камалдинов. - Объяснения учёного о том, что животные, чей прах он везёт, погибли миллионы лет назад, на суровых таможенников не действовали. В общем счёте на Гусинке было найдено и вывезено в Москву около двадцати доверху набитых окаменелостями вагонов, среди которых были и целые скелеты животных - прекрасно отпрепарированные, они и по сей день стоят в экспозиции Палеонтологического Музея имени Ю. А. Орлова в Москве».

По данным учёных, Орлов ещё возвращался в Казахстан. Он - проводил раскопки фауны Челкар-Тениза в Актюбинской области. Но таких крупных сборов больше сделано не было.

«Юрий Александрович Орлов - великий учёный, внёсший неоценимый вклад в науку об ископаемых. Его книга «В мире древних животных» воспитала не одно поколение палеонтологов, а находки, сделанные Орловым, описываются до сих пор, - рассказывает Султан. - Это был уникальный человек - лучший друг главы Палеонтологического общества Индии, участник легендарной Монгольской палеонтологической экспедиции Ефремова, первооткрыватель палеонтологических местонахождений в России, Казахстане, Украине... Учёный, начавший свой научный путь в дореволюционной России, он закончил его в Советском Союзе, неожиданно скончавшись второго октября 1966 года».

Фото из открытых источников.

 

Автор: Антон Гагарин
Ключевые слова: Павлодарская область,
Loading...
Наверх