Погода
Астана -11 °С
Алматы -6 °С
Курс валют
USD 371.56
EUR 422.43
RUB 5.56
CNY 53.51

О шоу и классической музыке рассказал скрипач Марат Бисенгалиев

18 Ноября 2018 18:38 852

АЛМАТЫ. КАЗИНФОРМ - Казахстанский скрипач-виртуоз и дирижер Марат Бисенгалиев рассказал корреспонденту МИА «Казинформ» о воспитании молодых музыкантов, музыке сэра Карла Дженкинса и способах сделать классическую музыку нескучной.

- Насколько важно делать классику нескучной, осовременивать ее с помощью новых технологий? Как Вы думаете, аутентичное исполнение в концертном зале без светового шоу, спецэффектов уже не ценится?

- Музицирование всегда имеет место и будет иметь место, но для людей подготовленных, которые хотят прийти. Если посмотреть на количество людей, желающих посетить классические концерты в Европе и на количество людей, допустим, в Эмиратах, это совершенно разные вещи. Недавно в Эмираты приехал Венский оркестр, на который очень трудно попасть, сыграл любимые вальсы Штрауса, и на половине концерта уже не было народа: все ушли. Это о многом говорит. И в то же время в Европе очень трудно попасть на такие концерты. Поэтому шоу Mr.Adam, премьера которого пройдет в декабре, не совсем для Европы, оно более направлено на такие страны, как Китай, Япония, Сингапур, ОАЭ, Катар. Важно отметить, что такого рода шоу создаются для молодежи и той популяции, которая не взращена на западной классической музыке. В Индии, допустим, под классической музыкой подразумевают народную. Classical music - для них индийская, а western classical music - это совершенно другое. И такой вакуум во многих странах и до сих пор остается.

- Сейчас часто можно услышать: для того, чтобы тебя заметили и оценили, недостаточно музыки как таковой, недостаточно быть просто хорошим исполнителем или даже небездарным композитором. Нужны дополнительные «штуки» - например, запоминающиеся видеоклипы, или противоречивые интервью... Что-то в этом роде. Вы согласны?

- Я согласен, что когда-то достаточно было выиграть конкурс, с тем, чтобы как-то выйти на орбиту, а сейчас маркет переполнен, особенно в Европе, в Америке, музыкантами и хорошими музыкантами. Сейчас легче пригласить хороших музыкантов из Европы в Индию, в мой симфонический оркестр Индии, потому что конкуренция настолько высокая: намного больше высококлассных музыкантов, у которых нет возможности в Европе, и которые хотят приехать в Индию. Я согласен, чтобы стать заметным, мало быть просто хорошим исполнителем, и это сложный вопрос, потому что в жизни, а не только в музыке, многое зависит от фортуны: часто бывает, что менее талантливый человек выходит на орбиту, а талант остается незамеченным. Мне трудно сказать, как и что, но я считаю, что любому амбициозному человеку, стремящемуся добиться чего-то большего, просто надо идти на большие жертвы и долбить стенку в одно место. Другой вопрос, стоит ли это свеч, потому что жизнь селебрити, жизнь артиста не настолько гламурная, как многие думают. Намного легче иногда взять работу в оркестре или в академии и иметь какую-то гарантированную зарплату. Нежели пойти по пути, как например моя дочь, она решила стать актрисой, а это тоже какого-то рода, как и у артиста «собачья жизнь».

- Формат предстоящего в Алматы и Астане концерта «Mr.Adam» - новый для Казахстана. А насколько он новаторский по мировым меркам?

- Назвать новаторским можно смело, потому что эквивалента шоу нет, но и назвать этот проект шоу тоже нельзя, потому что здесь нет какого-то главенствующего фактора, визуального, или же музыкального, все компоненты равны. Большая роль отводится музыке Карла Дженкинса. В то же время вклад того же Василия Бархатова неоценим. Его идеи за пределами мышления, обычного восприятия, настолько они оригинальны, что без него не получилась бы сама концепция. Мы назвали этот концерт visuale - смешение музыки и концепции.

- Сэр Дженкинс - автор музыки для «Mr.Adam». Это будет его новое сочинение, или же микс из предыдущих его работ?

- Сразу признаюсь, что здесь отобраны, можно сказать, лучшие его произведения и новые, и классические, очень знакомые темы, как Palladio, допустим. Все было отобрано мной к каждому эпизоду, и многие произведения написаны специально для меня, хотя и для других сюит. Но есть вещи, которые он написал в раннее время, например, «Пассакалия» - это одно из его самых ранних произведений, которое практически никто не знает. Но «Пассакалия» очень отличается от всех его произведений, она более классическая, немного напоминает мне позднего Сэмюэла Барбера и особенно его «Адажио». Но мне кажется, «Пассакалия» даже сильнее, чем «Адажио» Барбера. «Адажио» Барбера считается одной из наиболее сильных его вещей, а «Пассакалию» Карла Дженкинса никто не знает. Эта вещь будет в самом конце, это практически смерть. Вся концепция - это жизнь человека, и «Пассакалия» приходится на смерть. Важно отметить, что все произведения, которые были отобраны специально, были подобраны для данной постановки. Слоган: «Когда жизнь можно услышать». То есть, публика слушает каждый эпизод отдельной жизни человека, и каждый человек найдет для себя что-то в каждом эпизоде. Ну, в любом случае мы сделали пробный вариант в Москве, это была закрытая техническая премьера, и даже приехавшие из-за рубежа гости, не говорящие по-русски, поняли все. Это произведение рассчитано на всех, на любые национальности, классы, сословия, на детей и на взрослых.

- Кто будет задействован в проекте, кроме Вас, оркестра, сэра Дженкинса? Возможно, ваша дочь Арухан, или местные актеры?

- Нет, дело в том, что здесь нет голосов. Мы пошли на камерный состав, всего 16 человек, 17 вместе со мной. В отличие от «Энергии Звука», где мы сделали огромную постановку и было задействовано большое количество людей, «Mr.Adam» все-таки связан с жизнью людей, и это более интимно, и естественно, здесь только 16 человек, нет голосов, только струны и народные инструменты. Интересно, что мы использовали народные инструменты - они являются эквивалентом любой народности, любой нации. И все ко всем инструментам, даже сыбызгы и сырнай, мы можем найти эквиваленты и в Англии, но они звучат практически одинаково. Та же самая техника игры похожа. Почему мы используем национальные инструменты - это демонстрирует нашу национальную принадлежность.

- На какую аудиторию рассчитан «Mr.Adam» - дети, молодежь, не музыканты или ценители музыки?

- Я думаю, что это 99, 9 процентов - молодежь. И музыка, и визуальная часть рассчитаны на демократическую публику: это и дети, и взрослые, и те, кто ничего не знает о классической музыке. И как раз для этой огромной части людей концепция является дверью в классическую музыку, какой-то вход, некая ступень. Мне кажется, как и «Энергия Звука», она явилась озарением, люди совершенно не ожидали, что классическая музыка может нравиться. Сейчас это возможность пригласить людей и дать возможность полюбить классическую музыку. Конечно, будет и критика, и особенно среди специалистов. Я знаю, что есть критики Карла Дженкинса, вот например, про элементы джаза, чистые джазисты скажут, это не настоящий джаз. Есть специалисты классической музыки, которые могут не принять. На самом деле интересно, что Карла Дженкинса казахстанская публика практически не знала, а сейчас это тенденция - и «Астана опера» делала шоу, и «Астана балет» постоянно используют его музыку.

- Казахстанская публика готова к таким экспериментам?

- Это эксперимент, но тот, через который мы уже прошли: «Энергия звука» доказала, что эта концепция, практически такая же, но более камерная, имеет место и может быть успешной. Каждый понимает музыку по-своему, но здесь мы рассказываем историю. Мне всегда хотелось выйти за рамки просто классического музицирования, потому что я вижу, что сейчас необходимо это сделать, чтобы найти слушателя и дойди до него. То есть играть Карла Дженкинса - это очень приятно, но чтобы достучаться до людей, не заставить, а чтобы они захотели приходить на концерт, для этого нужны какие-то шаги. И как раз концепции такого рода являются ступенькой, чтобы привить любовь к классической музыке через визуальность.

- Осталось что-то в музыке, чего вы никогда не пробовали, но хотели бы попробовать?

- Честно сказать, я бы очень хотел полетать в «Энергии Звука», но тросы настолько тонкие - мне сказали, что они выдержат только до 55 килограммов. Поэтому, к сожалению, я уже не смогу этого достичь, но многие музыканты из моего оркестра спокойно входят в эту категорию. Для меня сделали подъемник, который ходит вверх и вниз. И я вам скажу, это страшно, никакой страховки нет, и ты поднимаешься на высоту выше 5 метров, это очень непросто. А если говорить о жанрах, честно сказать, играть музыку в стиле Ванессы Мэй меня никогда не привлекало. Просто сама музыка такого рода, поп-музыка мне не близка. И, естественно, нужно быть настоящей поп-звездой, чтоб этим заниматься. Мои проекты - это настоящая классика без каких-либо компромиссов. Там нет эклектики.

- Пару лет назад Вы в Алматы проводили мастер-класс для учеников спецшкол. Сейчас как-то поддерживаете юных музыкантов?

- Признаюсь, я не совсем сторонник мастер-классов, они не дают результата, о котором почему-то все думают. На самом деле мастер-классы могут даже повредить молодым музыкантам, я верю, что студенты должны обучаться на постоянной основе. Если они приходят к мастеру, который не знает этого студента, особенно маэстро, которые дают огромное количество информации, могут просто навредить. Не затормозить, а даже просто отвратить от игры. Я знаю много случаев, когда молодые музыканты просто теряли интерес после таких мастер-классов, и к этому нужно очень осторожно относиться. Я запрещаю давать мастер-классы ученикам школы Мумбаи, которую открыл в Индии, потому что считаю, что от начала и до 15 лет мастер-классы вообще не стоит посещать. Надо учиться только у своего педагога, и когда сознание начинает укрепляться и человек может противостоять каким-то негативным комментариям, тогда можно подумать. Причем, по моим наблюдениям, мастер-классы часто превращаются в своего рода шоу, когда маэстро пытается показать себя, нежели дать что-то ученикам. Очень часто он показывает, насколько блестяще играет и насколько выше студента. Я часто посещал мастер-классы и, конечно, мне интересно смотреть, как человек играет, тот же самый Хейфиц, тот же самый Венгеров, показывает блестяще, но часто эти показы настолько прижимают уверенность в себе и самооценку бедных студентов, что они могут просто навредить. Поэтому я очень осторожно отношусь к такого рода мастер-классам.

- На какие средства сейчас существует оркестр? Вы базируетесь также во Дворце Республики?

- Как оркестр, существующий на самообеспечении, мы себя воспринимаем как бизнес-структуру. Оркестр для нас - это бизнес, мы это не скрываем. У нас есть инвестор, благодаря которому мы покрываем операционные расходы, у оркестра новая управляющая компания АSO-management, это структура холдинга. А базируемся на данный момент во Дворце Бракосочетаний.

-В разговоре с акиматами, спонсорами как вы убеждаете людей в том, что оркестр - хорошая инвестиция? Насколько важна роль культуры, повышение культурного уровня публики для успехов в экономике?

- Оркестр является коммуникационным инструментом самого высокого уровня, поэтому все большие спонсоры, наши партнеры, государственные органы могут рассматривать нас как нестандартный коммуникационный инструмент для общения с аудиторией.

Автор: Альберт Ахметов
Ключевые слова: Культура, Алматы,
Наверх