Погода
Астана -10 °С
Алматы -10 °С
Курс валют
USD 367.06
EUR 416.17
RUB 5.56
CNY 52.84

Нурмухаммед Досыбаев: Старшеклассники должны сами выбирать, чему обучаться

21 Августа 2018 09:59 4383

АСТАНА. КАЗИНФОРМ - Почему средним школам Казахстана нужна автономия от Министерства образования и науки? Как сделать профессию учителя престижной? И могут ли казахстанские преподаватели с зарубежным образованием конкурировать с коллегами из Великобритании и США? Об этом и другом накануне Дня знаний корреспондент МИА «Казинформ» побеседовал с магистром философских наук в области исследования образования Кембриджского университета, генеральным директором «Astana Garden School» Нурмухаммедом Досыбаевым. 

- В чем отличие отечественного школьного образования от зарубежного?

- В развитых странах существуют две модели. Первая модель больше похожа на советскую, когда программа перегружена. Школьники вынуждены очень много учиться. Эта модель присуща постсоветским странам, странам Юго-Восточной Азии, Корее, Индии. Исторически так сложилось, чтобы выжить при сильной конкуренции здесь приходится очень много учиться, быть более гибкими. Вторая модель - западная, когда учат немного, но конкретно и более специфично. По постсоветской модели старшеклассник изучает 15 различных предметов и имеет потенциал стать мультиспециалистом, чтобы выжить в конкурентном обществе. А в Европе уже знают, специалиста какой области они будут готовить. Соответственно у них в последние годы обучения - предуниверситетские - фокусируются на конкретных предметах. Их примерно 5-6.

  

- Хотелось бы узнать ваше мнение, считаете ли вы ЕНТ эффективным методом оценки знания абитуриентов?

- Если в содержании образования у нас больше фактологической информации, то ЕНТ, как инструмент, будет оценивать знание фактов. Но если содержание образования больше аналитическое, то ЕНТ тоже может это оценивать, но при этом ставятся другие вопросы, чтобы выявить аналитические способности учащихся. Чем выше уровень информации, тем сложнее оценивать его методом тестирования. Таким методом можно оценить запоминание, понимание и применение информации, но анализ информации проверяется через другие инструменты, такие как эссе и устная речь. Конечно, через тесты сложно проверить, может ли ребенок создавать новые знания, а вот через эссе - да. Поэтому эссе надо вводить параллельно с ЕНТ. Как пример - американский SAТ. Это аналог казахстанского ЕНТ. Чтобы поступить в американский вуз, нужны его результаты. Но он состоит из тестовой и письменной частей. Либо, например, IELTS - из тестовой, письменной и устной.

У метода оценивания через тесты есть свои плюсы. Нет необходимости индивидуально проверять каждую работу ученика. В то время как написанное эссе надо проверять и вникать в него. Но и здесь есть свой минус: вдруг проверяющий человек не объективен? Соответственно, чтобы избежать эти риски, делают кросс-проверку. Это когда работу проверяют двое независимых друг от друга преподавателей. Если между их оценками большая разница, соответственно, это вызывает вопросы либо к тому, либо к другому. В западной школе после сдачи экзамена результаты ты получаешь не сразу, уходит две недели. Если Казахстан перейдет к такой модели, у нас появится эффективность, но параллельно появятся вопросы в плане объективности. Готовы ли наши экзаменаторы быть объективными при оценивании?

 

- Почему, по вашему мнению, многие нововведения МОН часто подвергаются критике? Как нужно внедрять новые методики в образовании, чтобы общественность их приняла без возмущения?

- Критика идет, потому что сфера образования затрагивает практически каждого казахстанца. У каждого в семье есть ребенок, учитель, родственник, связанный со сферой образования. Поэтому много разных мнений. Министерству образования и науки РК и местным исполнительным органам просто нужно выстраивать правильную информационную политику. Ее сложно выстроить так, чтобы конкретная информация дошла до вас. До вас дойдет какая-то информация, но точно не в том понимании, которое предполагает министерство. Соответственно требуются очень большие затраты для информационной политики, чтобы информация доходила так, как изначально была запланирована. Соответственно коллегам из сферы образования нужно часто выходить и разъяснять, что происходит в образовании.

 

- Какие методики можно было бы перенять Казахстану у системы западного образования, грубо говоря, прямо сейчас?

- Всего лишь две базовые вещи. С их внедрением начнется кардинальное улучшение образования. Первое - это финансирование образование. Мировые показатели, в том числе и Организации экономического сотрудничества и развития говорят о том, что расходы на сферу образования должны быть в среднем 6% от ВВП. В нашем же случае - это 3% от ВВП.

Расходы на науку в мире - 3% от ВВП, в Казахстане - 0,16%. Увеличение расходов на образование, конечно же, ведет к росту зарплат педагогам, строительство, благоустройство, оснащение школ, увеличение ученических мест и так далее. Соответственно повысится статус и престиж педагога, можно будет повышать их компетенцию и усиливать профессиональную подготовку.

Вторая системная реформа - это децентрализация образования, предоставление большей автономии организациям образования в плане принятия управленческих решений. Речь идет о том, как расходовать объем финансирования, который был получен школами, что учить и как учить. По-моему мнению, единый стандарт обучения должен быть упрощен и предоставлен рамочно. Мы должны показать конечный результат, к которому школа должна привести учащегося, но как этого достигнуть - школа должна определять сама.

 

- Это примерно, как в США: в одном штате в школах не изучают географию, а в другом - внедряют новые предметы?

- Да, это выборность. Школа и учащиеся сами выбирают, что учить. Но есть определенный минимум, обязательные основные предметы, допустим, национальная история, математика и так далее. Наш одиннадцатиклассник, например, вплоть до 2018 года был вынужден изучать порядка 17 разных предметов. При этом он изучал эти предметы таким образом, как определило МОН. Да к тому же, по определенной книжке. В период инновационного развития мира неэффективно говорить всей системе образования, по какой конкретно книжке надо учиться. В мире очень много разных ресурсов, которые могут быть намного лучше. Начинать надо с частных школ, потом постепенно переходить к специализированным школам, а затем после «пилота» давать большую автономию для всех желающих организации образования.

Но что стоит отметить, так это то, что изначально надо защитить школьное образование от некомпетентных учителей. Почему мы не даем автономии школам? Потому что, скорее всего, мы не доверяем учителям, директорам, которые там работают, и сомневаемся в их профессионализме. Потому что они закончили пединституты, будучи не самыми лучшими выпускниками своего класса. А поступили туда, потому что проходной балл на грант был доступным именно для педагогических специалистов - 50-60 баллов, в то время как чтобы стать экономистом, надо было набрать 120 баллов. Соответственно систему образования надо защищать с истоков. Так делается в Финляндии и Эстонии.

Мне кажется, в начальных классах можно учить одинаково. Можно ставить рамки, потому что большой траектории выборности у ребенка пока нет. Ребенок, скорее всего, определится с выбором после 7-9 классов. А в университете студент должен сам выбирать, к какому профессору идти, какие модули закрывать. Тогда мы решим вопросы мотивации, самодисциплины, целеустремленности. А у нас как? Тебе говорят в 11 классе учить 11 предметов, хотя, может быть, ты хочешь стать певцом. Конечно, тебе не будет интересна химия и биология. От этого учащийся умнее не становится. Теряется ценное время, энергия и мотивация.

 

- А какие новые тенденции в образовании хотите внедрить в вашей частной школе?

- Как раз мы не будем говорить преподавателям, по какой методике нужно обучать. Наши педагоги были отобраны из числа самых лучших выпускников лучших университетов мира. У нас преподают учителя из университетов Великобритании, США. Эти специалисты котируются на международном образовательном рынке. И это наши казахстанцы! Наоборот, мы будем у них спрашивать, как правильно учить детей.

Также мы строим наши программы таким образом, чтобы у учащихся была выборность. Благо, с 2018-2019 учебного года МОН работает над тем, чтобы упростить содержание образования. Теперь ученикам 11 класса не придется учить все 17 предметов. Они будут учить меньше, а остальное - по выбору. В соответствии с этими реформами мы открываем нашу школу. Если ученик захочет быть специалистом в области искусственного интеллекта, то он больше углубится в изучение программирования, математики и так далее.

 

- Вы пишете в брошюре, что ваша двухгодичная программа позволит абитуриентам поступить в ТОП-100 университетов мира. Какой процент гарантии вы даете?

- Поверьте, ни одна школа в Казахстане не даст вам гарантию того, что вы поступите в такой вуз. Мы со своей стороны даем гарантию на четыре вещи - высококвалифицированный преподавательский состав, сильная учебная программа, необходимая образовательная среда и ресурсы и эффективное профориентационное сопровождение для выявления талантов, способностей учащихся и определения его призвания. Мы сопровождаем учащегося при подаче документов, написании мотивационных писем, эссе и так далее.

 

- Обучение в вашей школе в месяц стоит 300 тысяч тенге. В год это около трех миллионов тенге, то есть даже выше стоимости образования в наших национальных университетах. Вы считаете цену справедливой?

- В Казахстане есть школы международного формата, где обучение в год стоит 10 миллионов тенге. Та же самая Haileybury. Наша цена позволяет нам покрыть расходы, которые мы имеем на содержание здания, инфраструктуры, преподавателей. Почему бы нашим преподавателям не назначить такую высокую зарплату, как мы делаем тем же гостям-экспатам? Мы считаем, что наши казахстанские преподаватели с зарубежным образованием и опытом могут быть лучше, чем наши иностранные приглашенные учителя.

6 августа прием уже начался. Чтобы поступить в нашу школу надо быть не только платежеспособным, и иметь определенные уровень IELTS от 5.0 до 9 и знания математики. Помимо всего мы будем проводить интервью с нашими конкурсантами, в ходе которого поймем, достоин ли он быть частью нашей корпоративной культуры. В этом году сможем взять 100 учащихся.

 

- Спасибо за интервью!

 

 

Автор: Дамир Байманов
Ключевые слова: Астана, Образование,
Наверх