Погода
Астана -11 °С
Алматы -6 °С
Курс валют
USD 371.56
EUR 422.43
RUB 5.56
CNY 53.51

Марат Омаров о НАТРе, о стартапах и трансферте технологий

14 Февраля 2018 16:00 113

АСТАНА. КАЗИНФОРМ - Чуть меньше года назад в Национальном агентстве по технологическому развитию, которое занимается господдержкой инновационной деятельности в стране, появился новый председатель - Марат Омаров. За прошедший год при нем в агентстве изменились правила предоставления грантов. Через новые требования прошли 208 заявителей, из них одобрены 13 на сумму 2,4 миллиарда тенге.

В этом году Агентство ждут  перемены. В том числе инициативы по созданию среды для частных венчурных фондов, субсидированию частных бизнес-инкубаторов и развитию системы трансферта технологий. Более подробно о них и об агентстве  в интервью МИА «Казинформ» рассказал Марат Омаров.

- Какие цели Вы поставили перед собой, возглавив Агентство в прошлом году?

- Агентству сейчас нужен экономический подход, правильно оценить инструменты, насколько они востребованы рынком сегодня, что должно агентство делать и как эффективно осуществлять поддержку. С этой целью я пришел, и мы сейчас с коллегами активно работаем над бизнес-моделью НАТРа, как дальше превратить ее в более эффективный инструмент.

- Почему Вы решили ужесточить требования к грантозаявителям?

- Мы для себя сделали интересную ремарку, чем меньший грант получают (не во всех случаях, но в среднем), тем выше экономический эффект. Мы поставили требования -  50% собственных средств, компания должна находиться в заявленной отрасли не менее трех лет, совокупный доход должен быть равен как минимум сумме заявленного гранта. Это повышает ответственность заявителя, значит он больше заинтересован в реализации проекта, нежели получить 100-процентный грант, тогда у него автоматически убивается мотивация зарабатывать. Если он рискует не просто своими голословными обещаниями, а уже деньгами, то тогда шансов на успех больше, даже если сумма будет получена меньше.

- Чем отличается новый бизнес-план от старого, на что будет сделан акцент?

- Мы в агентстве фокусируем работу на развитии системы трансферта технологий, именно на системной основе. Не просто выдавать гранты, а стимулировать, чтобы наши предприятия, которые являются драйвером инноваций, завозили сюда в Казахстан правильные технологии, которые уже апробированы за рубежом. Если их будут привозить сюда, то это даст нам намного больший эффект, чем пытаться построить следующий Google или Amazon в Казахстане. Второе - у нас также будет вестись работа по развитию инновационной экосистемы в целом. Сегодня мы не можем сказать, что есть достаточно ресурсов для развития инновационной системы со стороны государства. В моем понимании, это неправильно. К сожалению, частный сектор сегодня тоже мало выделяет средств на поддержку инноваций. У нас нет адекватного финансирования для стартапов. В нашем понимании этим должен заниматься частный венчурный капитал, который сегодня в Казахстане отсутствует.

- Появится ли он в Казахстане и когда?

- Мы как агентство сейчас тоже активно над этим работаем. Государство не может заменить бюджетными средствами венчурный капитал. Я считаю, это было бы неправильным, если бы агентство выделяло бы суммы на ранних стадиях (в том числе и на стартапы - прим.авт.) за счет бюджетных средств. Все-таки бюджетные средства - достаточно тяжелые. Это жесткий спрос за нецелевое использование, неосвоение и так далее, да и в принципе такая природа денег не нужна стартапу. Она скорее погубит стартап, чем его разовьет. Что мы как институт развития или как государство можем сделать? Это создать правила игры для этого. Сегодня законодательно нет такого понятия как венчурный фонд, никаких налоговых стимулов, никаких пряников для частного капитала нет. С другой стороны, бизнесменов тоже можно понять - у нас недостаточно большой портфель проектов, куда можно было бы инвестировать. Поэтому мы для себя приняли решение, что нужно помочь сформировать правила игры, чтобы у нас появился венчурный фонд в Казахстане. Чтобы казахстанские деньги работали на казахстанскую экономику, чтобы казахстанский частный венчурный капитал спонсировал и фондировал наши стартапы.

Как это сделать? Мы сейчас внесли соответствующие предложения в законодательство по вопросам венчурного финансирования. Как вы знаете, это было озвучено в Послании Президента в этом году, как одна из вещей, которые мы должны сделать. Это был бы большой вклад в развитие, становление венчурной индустрии, потому что без денег не появятся стартапы. Что нужно стартапу сегодня? Ему нужны менторство, наставники, но самое главное - ему нужно найти первоначальный капитал. Сегодня в Казахстане, к сожалению, ни один, и тем более государственный, институт не может предложить такое рисковое финансирование для стартапов. Поэтому многие ребята вынуждены ехать за рубеж, потому что банковское финансирование им сегодня сложно получить,  у них нет залогов, они ничем не обеспечены, и в принципе банки такие вещи не финансируют. У нас есть богатые люди с деньгами, которых тоже нельзя назвать полноценными венчурными капиталистами, потому что у них нет компетенций. Просто дать деньги и не подсказать, не познакомить с кем-то, не помочь вывести на экспорт продукт - это тоже не то. А если появится правильное компетентное финансирование, то появятся и успешные истории.

- Вы упомянули о том, что частному бизнесу неинтересно вкладываться в новые начинания, в те же стартапы. Как Вы планируете, грубо говоря, его заманить?

- Одно из новых направлений, которое мы для себя определили - это субсидирование частных бизнес-инкубаторов. Мы готовы субсидировать 50% административных расходов, дать гранты выпускникам инкубаторов, которые прошли нашу поддержку, но обязательно должно быть софинансирование частного инвестора. Это будут, наверное, не те крупные промышленные гранты, которые мы выделяем среднему бизнесу, а более мелкие для стартап IT-компаний. При этом мы хотим не просто поддерживать финансово, а привлекать стратегического партнера, который обучит, поднимет компетенции этих частных инкубаторов и даст окно на внешние рынки. В этом случае мы пошли от рынка, то есть не сами придумали инструмент, который не будет востребован, а проконсультировались с частными инкубаторами, что им было бы интересно. Сейчас таких частных бизнес-инкубаторов около 10 на всю страну. Это неплохая цифра, но стоит вопрос качества. В моем понимании, глобального масштаба инкубаторов в Казахстане на сегодня нет.

- И все же несмотря на проводимую работу, в адрес агентства есть критика. По-Вашему, с чем она связана?

- Мне кажется, здесь имеет место оценка ожидания от инноваций - на вложенные средства люди ожидают, что в Казахстане появится следующие Google, Amazon или Facebook. Я считаю, что это достаточно несправедливо. Чем выше твои ожидания, тем больнее реалии бьют по ним. Кажется, все-таки люди ожидают быстрые результаты. Я бы хотел отметить, что это комплексный вопрос. Одно агентство или одна компания физически не может провести такую работу. Здесь очень много факторов. Важно, чтобы каждый институт, каждая вовлеченная организация вносила свой вклад. Это вопросы и образования, и кадров, и частного сектора, и финансового сектора, и правительства, и сообщества инноваторов, стартаперов. Нужно синхронизироваться, и тогда у нас будет полноценная картина. Тогда у нас будет другой размах. Может быть, критика связана с тем, что у нас по функционалу где-то идет дублирование отдельных организаций, где-то у нас не хватает координации. Здесь, возможно, она справедлива.

- Планируется ли приватизация агентства?

- Да, Национальное агентство по технологическому развитию является 100% дочерней организацией холдинга «Байтерек». Само агентство, помимо технопарков и конструкторских бюро, которые уже в списке приватизации (часть мы решили ликвидировать, часть - продать), тоже находится в списке приватизации. На данный момент ведется работа по отбору стратегического консультанта, который будет работать над более эффективной бизнес-моделью вместе с нашей командой, и самое главное - по привлечению стратегического партнера. Думаю, до конца года мы привлечем в агентство стратегического партнера, который поможет нам улучшить наш процесс.

- Кто рассматривается, как потенциальный собственник?

- Сначала начнется работа по предпродажной подготовке АО «НАТР», потом после проведенной работы будут иметь смысл переговоры с потенциальным инвестором.

- Расскажите о вашей инициативе пересесть на электромобили? Подходят ли они для нашей зимы?

- Это решение я принял давно. Сейчас я спокойно езжу на работу, домой, на совещания, в Правительство, отдельные госорганы. Зарядки хватает. Морозы нестрашны, все думали, что мы замерзнем, на самом деле нормально, не замерзли, ездим. Даже наоборот - для разогрева машины не требуется время, батарея быстро разогревается, и в машине достаточно комфортно. Я как раз хотел показать этим примером, что в этом нет ничего такого, тем более машина казахстанского производства, собрана в Костанае. Больше всего меня радует само ощущение, когда едешь и понимаешь, что от твоего передвижения от точки А до точки Б не было загрязнения. Мне отрадно, что не потребляешь никакого ГСМ. А того ажиотажа на рынке бензина в конце прошлого года я не почувствовал. Ездить на электромобилях в разы дешевле. Конечно, есть вопрос инфраструктуры, но этот вопрос решается. В компании есть еще одна машина - кроссовер. Сотрудники ей активно пользуются, особенно бухгалтерия, чтобы съездить в банк, на совещания, встречи.

- Спасибо за беседу!

Автор: Анеля Касымова
Ключевые слова: Наука,
Наверх